Как в Белоруссии борются с протестным движением?

Какие методы используют белорусские силовики для борьбы с оппозиционерами.
«Мы обязательно создадим Беларусь будущего, и она будет лучше нынешней. Для этого надо просто отправить 2020-й в историю, но не забыть его уроки», — сказал в новогоднюю ночь в своем обращении к народу президент Белоруссии Александр Лукашенко. «Давайте перевернем страницу пройденного и будем вместе писать новую главу независимой Беларуси», — предложил он.
Но задержания, аресты, обыски, блокировки СМИ, судебные процессы продолжаются. А 24 мая началась воздушная изоляция Белоруссии из-за инцидента с посадкой лайнера Ryanair в минском аэропорту и возникла угроза новых санкций со стороны Европы.

3000 уголовных дел

С августа прошлого года, по данным Генеральной прокуратуры республики, население которой немногим превышает 9 млн человек, было возбуждено более 3 тыс. уголовных дел в связи с нарушением порядка проведения массовых мероприятий и акций протеста, их число продолжает расти. Только за апрель были вынесены приговоры по 98 «политическим» делам, сообщил белорусский правозащитный центр «Весна» (за участие в наблюдении во время президентских выборов 2001 года центр лишили госрегистрации в Белоруссии). В России после январских протестов, вызванных задержанием Алексея Навального, фигурантами уголовных дел стали 118 человек.
В Белоруссии задерживают людей с бело-красно-белой символикой — носки в бело-красных цветах, наклейки на машинах, зонты, — за апрель более 300 случаев, подсчитал центр «Весна». Как правило, суды расценивают это как незаконное пикетирование и карают арестом до 30 суток, реже — штрафом. При этом БЧБ («бела-чырвона-белы» — по-белорусски) раскраска не считается экстремистским символом, хотя власти в шаге от того, чтобы признать его таковым. А герб «Погоня», также ставший символом протеста, до сих пор внесен в государственный список историко-культурных ценностей республики.
Уголовные дела по жалобам на превышение полномочий полицией (таких было несколько сотен) пока не заводились. Дела, напротив, возбуждались против заявителей — за ложные доносы. Так, в мае этого года 17-летняя минская школьница получила по такому делу полтора года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Дело было возбуждено после того, как она заявила в Следственный комитет о том, что в августе 2020 года милиционеры доставили ее в минский изолятор на улице Окрестина, где избили дубинками.
По состоянию на конец мая «Весна» признает в Белоруссии политическими заключенными не менее 433 человек, сказал РБК заместитель председателя центра Валентин Стефанович. На прошлой неделе один из них, 50-летний Витольд Ашурок, умер в колонии от остановки сердца — прямо перед этим он упал в камере и разбил голову. Несмотря на это, как утверждает СК, он отказался от перевода в медчасть. В январе Ашурока осудили на пять лет за нападение на милиционера и участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Меньше чем за неделю до смерти Ашурок написал из заключения о том, что «политическим» в его колонии нашивают на робу желтые бирки.

Ужесточение законов

В апреле командующий внутренними войсками Белоруссии Николай Карпенков сравнил оппозиционеров с международными террористами. «Черта перейдена, и они находятся сейчас в одном ряду по своим замыслам и своим действиям с международными террористами. <...> Как только поступит приказ — где бы они ни находились, без срока давности, — мы их найдем и мы их зачистим», — так он прокомментировал расследование о готовившемся покушении на Александра Лукашенко.
В мае в Белоруссии было ужесточено законодательство, связанное с протестами. Собрания граждан возможны теперь только с разрешения местных властей, а не в уведомительном порядке, как было раньше. Журналистам запретили в режиме реального времени освещать массовые мероприятия. Лукашенко также подписал закон, который полностью снимает с сотрудников правоохранительных органов ответственность за вред, причиненный в результате применения физической силы, специальных средств, оружия. Этот же закон разрешил силовикам применять боевую технику для пресечения массовых беспорядков. До этого белорусский президент подписал поправки к закону о противодействии экстремизму, который позволил обвинять авторов локальных чатов и оппозиционных Telegram-каналов в создании экстремистских организаций. По нему криминализована практически любая публичная критика органов государственной власти. 26 мая, выступая в парламенте страны по поводу ситуации с «посаженным» в Минске лайнером Ryanair, белорусский лидер высказался также за введение ответственности за призывы к санкциям.
Ужесточение законодательства может привести к новой, еще более обширной волне задержаний и арестов, считает Стефанович. «Был принят целый блок репрессивных законов и подведена идеологическая база под это дело — вчера [на выступлении Лукашенко в парламенте] снова вспоминали терминологию Второй мировой войны, — говорит он. — Ни о каких диалогах, никаких уступках [со стороны власти] речи не идет вообще».

Белорусское ноу-хау

После задержания Романа Протасевича и его девушки Софьи Сапеги в минском аэропорту государственные СМИ и провластные Telegram-каналы опубликовали видео, где они признаются в администрировании запрещенных в стране Telegram-каналов. Большинство таких видеопризнаний делаются во время оперативного опроса, объяснил РБК белорусский юрист Антон Гашинский. При таком опросе зачастую не ведется никаких процессуальных документов и протокола — только видеозапись: «Это такая беседа по душам». Полученный таким образом материал нельзя применить как доказательство в суде, пока он не будет оформлен в надлежащем виде — к примеру, как протокол оперативного опроса с приложением к нему видеозаписи. В последующем при передаче материалов проверки в орган предварительного следствия эти материалы считаются легализованными и затем могут быть использованы как допустимое доказательство. Сейчас, по словам Гашинского, использование таких видеопризнаний в суде — очень распространенная практика. «Правоохранительные органы максимально используют эту возможность, чтобы допрашивать задержанных без участия адвокатов», — говорит юрист и добавляет, что так как все оперативно-разыскные материалы засекречены, законность их получения могут проверить только суд либо следователь — что те не всегда делают.

Роман Протасевич
Например, в марте такое видеопризнание 19-летнего студента БГУ Артема Боярского опубликовал у себя в Telegram-канале ведущий белорусского телеканала Григорий Азаренок. Записано оно также было до предъявления обвинений. Боярский сейчас в СИЗО, его подозревают в создании экстремистского формирования — по мнению следствия, он является администратором Telegram-канала «Мая краіна Беларусь». После первой встречи с адвокатом Боярский заявил: его били дубинками по спине и ягодицам, чтоб заставить признаться на камеру.
За последние два месяца «наметились новые тенденции в уголовном политически мотивированном преследовании граждан — признание локальных чатов и Telegram-каналов оппозиционной направленности экстремистскими», отмечают правозащитники «Весны». Одно из последних громких дел — дело Ольги Золотарь, матери пятерых несовершеннолетних детей. Ее задержали в марте по подозрению в создании экстремистского формирования — она якобы являлась администратором дворового Telegram-чата в Ждановичах. Сразу после задержания ее начали избивать, требуя пароли от планшета и телефона, рассказал РБК ее адвокат Андрей Мочалов. Ее мужа, Сергея Ганкевича, отправили на десять суток под административный арест за то, что на окне его частного дома был замечен БЧБ-флаг. Суд расценил это как запрещенное пикетирование. Чтобы увидеть флаг в окне первого этажа, милиционеру, выступившему свидетелем на суде, пришлось «подпрыгнуть» над забором, высота которого 2,2 м, передали показания свидетеля правозащитники.
Преследуются и те, кто занимается сбором финансовой помощи для пострадавших на протестах. Одна из самых известных таких инициатив — фонд BYSOL. В апреле против его создателей — Алексея Леончика и Андрея Стрижака — завели уголовное дело. Оба к тому моменту находились за границей. «В общей сложности мы помогли не менее чем 4 тыс. человек. По итогам одного из последних денежных сборов более 130 семей политзаключенных получили разовые выплаты по €500», — сказал РБК сооснователь BYSOL Андрей Стрижак.
В сентябре прошлого года властям довольно быстро удалось закрыть инициативу предпринимателя Микиты Микадо по помощи уволившимся силовикам. Микадо закрыл свой фонд, после того как в Минске были задержаны сотрудники его компании PandaDoc.
Многие выступившие против Лукашенко белорусские спортсмены за свою позицию получили административные аресты, как баскетболистка Елена Левченко. В отношении олимпийской призерки, пловчихи Александры Герасимени возбуждено уголовное дело. Она сооснователь Белорусского фонда спортивной солидарности, который помогает атлетам, пострадавшим за выражение политической позиции. Дело заведено за «распространение заведомо ложных сведений» о ситуации в Белоруссии.

Разгром СМИ

18 мая стало известно об уголовном деле об уклонении от уплаты налогов в отношении руководителей и сотрудников интернет-издания Tut.by — одного из самых посещаемых информационных сайтов в стране; его читали 60% всех пользователей байнета, более 3 млн человек. По прошествии недели задержаны более 15 человек, включая главного редактора Марину Золотову. Портал заблокирован, офис опечатан. У журналистов остались только соцсети издания, главная из них в Telegram, и зеркала сайта. Власти, скорее всего, изъяли серверы из государственного дата-центра, считает соучредитель издания Кирилл Волошин, поэтому сайт не открывается даже через VPN. Блокировка при этом формально связана не с уголовным делом, а с тем, что в материалах сайта «содержится информация от имени незарегистрированного фонда BYSOL», сообщало Министерство информации Белоруссии.

Офис издания Tut.by
Tut.by был одним из последних крупных независимых СМИ в Белоруссии. Сейчас в стране не заблокированы только два относительно крупных СМИ — Onliner и «Наша нiва» (у главреда издания 17 мая прошли обыски). Многие СМИ — более 70 — были заблокированы в Белоруссии еще в августе, включая naviny.by, а также «Белсат», «Еврорадио» и другие. В стране они открываются только через VPN или на зеркалах. В декабре были заблокированы KYKY.org и «The Village Беларусь». Сооснователя компании, которая их издавала, Александра Василевича, задержали еще 28 августа прошлого года, с тех пор он находится под стражей.
Белорусские власти ограничивают работу не только белорусских и западных СМИ, но и российских. После того как в августе прошлого года «Комсомольская правда» несколько раз вышла с первой полосой, посвященной насилию силовиков, ее отказываются печатать белорусские типографии, а «Белпочта» не включила ее в подписной каталог. Ограниченным тиражом, в 10% от того, что было прежде, газету каждый день возят из России, рассказал в мае генеральный директор ИД «КП» Владимир Сунгоркин.
18 мая из колонии вышла на свободу журналистка Tut.by Екатерина Борисевич. Ее задержали в ноябре, а 2 марта 2021 года приговорили к шести месяцам колонии и штрафу по так называемому «делу ноль промилле» — за заметку о смерти избитого на протестах Романа Бондаренко. В ней Борисевич со ссылкой на медицинские документы писала, что в крови Бондаренко не было этанола, хотя власти заявляли, что он был пьян. Приговорили не только ее, но и врача, который поделился с ней справкой. Обвинитель настаивал, что публикация привела к «повышению напряженности в обществе, созданию атмосферы недоверия к компетентным государственным органам».
Сейчас в колонии общего режима отбывают двухлетний срок журналистки «Белсат» Дарья Чульцова и Екатерина Андреева — в феврале суд в Минске посчитал их виновными в «организации протестов» за то, что они вели стрим с митинга. Они совершили преступление «путем озвучивания информации», говорил на суде обвинитель. Не считая коллектива Tut.by, а также трех осужденных журналисток, в СИЗО ожидают окончания расследования еще восемь журналистов, сказал РБК зампредседателя независимой Белорусской ассоциации журналистов Борис Горецкий.
«Естественно, столкнувшись с ситуацией попытки переворота, «цветной революции» в стране, когда данные СМИ выступили не только агитаторами, но и организаторами протестов, власти приняли меры», — заявил РБК уполномоченный по защите журналистов Союза журналистов Белоруссии Александр Шпаковский. По его словам, с Tut.by ситуация отдельная — издание обвиняют в неуплате налогов, а заблокировано оно было после нескольких предупреждений. «Но если говорить не о правовой оценке, то мне их редполитика представляется аморальной. Мне кажется, очень лицемерно пользоваться госльготами, быть резидентом Парка высоких технологий, платить 3% подоходного налога и вместе с тем ежедневно критиковать государство», — добавляет он. В целом же действия властей, по мнению Шпаковского, сейчас направлены на «купирование рисков».
« Долги россиян по ипотеке впервые превысили ₽10...
Производители предупредили о риске дефицита яиц »
  • +4

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Очень хотелось бы вернуться этому посту и комментариям к нему через какое-то, видимо очень непродолжительное время, когда в освободившейся от недодиктатуры БульбаЛося начнется «ответ красного террора на белый». Я, признаться, не уверен в том, что все творящие беспредел по отношению к своему народу белорусские «правозамнители» доживут до суда. Ростов не резиновый, а в Боинге до Дубая всем места не хватит. Пока этих ублюдков только начали повешенными в лесопосадках да «застрелившимися» дома находить, а что будет дальше…
0
Плохой батька Лукашенко, ой какой плохой. Нет, чтобы как в США и Европе… Накрыть поляну, налить рюмочку чаю, для протестантов, которые вышли на демонстарцию. А он их дубиной… дубиной да всё по голове. Вольдемар! Тебе для следующей какашки скинуть фото под условным названием«Консенсус между властью и протестующими в Европе? Нет проблем.
0
  • avatar
  • Ёж
Хорошо, молодежь недовольна, хочет сделать свою жизнь лучше и борется за это. О цене вопроса задумаются только потом, как мы в России, ну, да ладно. Но вот непонятно, почему законно избранный президент страны Светлана Тихановская (каковой её считает оппозиция) сейчас призывает Запад к санкциям, которые призваны по факту уничтожить экономику страны и сделать жизнь белорусов еще хуже. Какой-то не совсем нормальный из неё лидер нации. Возможно белорусы это понимают, а может думают, что когда в страну придет ЕС и НАТО, то все они будут сыты и счастливы.
-2
А как диктатура должна по-другому бороться? Других способов не придумано, т.к. диктатура она в этом мире уже не совершенствуется, а изживает себя. Пускай посидит этот паренёк и подумает, как к мирным митингам и цветочкам с шарами призывать было для борьбы с авторитаризмом. В России другой его коллега сидит, который по сей день в демократические выборы верит.
0
Ты...«диванный протестант»! Ты видал кишки в пыли? А может быть это у тебя на руках умирали мальчишки в свои неполные 19 лет! Откуда только такие у@оды как ты берутся?