Доля «секретной» экономики России составила почти ₽5 трлн

Общие расходы российской экономики на чувствительные с точки зрения национальной безопасности объекты — вооружения длительного пользования и продукты интеллектуальной собственности — в 2017 году составили 4,85 трлн руб., или почти 5,3% ВВП за соответствующий год.
Это следует из новых данных Росстата о национальных счетах России в 2014–2018 годах.

Засекреченные расходы

Росстат третий год публикует данные об объемах, структуре и динамике ВВП по единой международной методологии СНС 2008 («Система национальных счетов 2008 года»). Согласно ей в валовое накопление основного капитала включены расходы на системы вооружения длительного пользования (самолеты, корабли, танки и т.д.), а также продукты интеллектуальной собственности (научные исследования и разработки, затраты на разведку запасов полезных ископаемых, создание компьютерного ПО и баз данных).
Росстат в статистическом представлении валового накопления свернул данные о расходах по двум этим категориям, и понять, сколько в отдельности потрачено на военные системы, а сколько — на исследования и разработки, невозможно.
РБК определил общий показатель засекреченных расходов по остаточному принципу — как разницу между совокупным объемом валового накопления основного капитала (19,88 трлн руб.) и поименованными затратами на основные фонды, такие как здания, транспорт, оборудование и т.д. Актуальные данные есть только за 2017 год, поскольку Росстат еще не опубликовал детализацию валового накопления за 2018 год.
• Секретные расходы в номинальном выражении выросли на 5,8% — с 4,59 трлн руб. в 2016 году до 4,85 трлн руб. в 2017 году.
• Доля скрытых расходов от общего размера ВВП осталась практически неизменной — около 5,3%.

Раскрывать или нет

Росстат не раскрывает эти сведения и не планирует публиковать в дальнейшем из-за секретности, пояснила РБК заместитель руководителя Росстата Ирина Масакова. В 2016 году Росстат выступал за публикацию затрат на закупку вооружений, пытаясь доказать профильным ведомствам, что это всего лишь обобщенный показатель. Инициативу поддерживал Общественный совет при Росстате.
Но публикация этих данных была бы преступлением против государства, считает профессор кафедры государственного управления и национальной безопасности факультета национальной безопасности РАНХиГС Евгений Никитенко. «Это государственная тайна, и вопрос о публикации — это антигосударственный подход. Наши противники должны бояться и думать, что же там есть», — сказал РБК Никитенко.
«Никакого смысла скрывать эти данные нет, — считает руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Арбатов. — Когда речь идет о военной сфере, непрозрачность позволяет бесконтрольно использовать средства — расширять непрофильные активы, выделять деньги на дорогостоящие бесперспективные исследования».

Расходы на вооружения снижаются

Как следует из данных Росстата, в предшествующие годы доля секретных расходов росла, но в 2016–2017 годах остановилась на уровне 5,3% ВВП. Некоторое снижение в 2017 году (с 5,33 до 5,27% ВВП), вероятно, объясняется сокращением закупок вооружений и разработок. В 2018 году показатель мог еще снизиться, следует из утверждения Росстата об уменьшении «приобретения продуктов интеллектуальной собственности и других активов, не включаемых в состав инвестиций в основной капитал» (расходы на длительные вооружения и НИОКР как раз не учитываются в составе инвестиций в основной капитал).

Россия тратит на разработку и закупку оружия 70% военного бюджета, отмечал советник министра обороны Андрей Ильницкий.
Несмотря на номинальный рост программы гособоронзаказа на 5–7% ежегодно, доля трат на вооружения от ВВП постепенно снижается.
• В 2017 году оборонные расходы составили около 3,3% ВВП. Именно в этот год был пройден пик гособоронзаказа, и затраты на оборону в России снизились впервые за 19 лет.
• В 2018 году доля расходов на оборону уменьшилась до 3,2% ВВП.
• В 2019-м и 2020 годах она составит 2,9% ВВП, отмечала замминистра обороны Татьяна Шевцова.
Мощный финансовый поток в военно-промышленный комплекс, по словам Шевцовой, был в первую госпрограмму вооружений, когда стояла задача «разогнать промышленность», приоритетно профинансировать научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР). «Сегодня пик госзаказа на НИОКР пройден, и мы переходим на серийные поставки», — отмечала замминистра.
В январе 2018 года президент Владимир Путин утвердил новую государственную программу вооружения на 2018–2027 годы, на реализацию которой предусмотрено 20 трлн руб. «Какая-либо дополнительная информация по программе отсутствует в связи с ее полной секретностью, однако уже в марте [2018 года] министр обороны Сергей Шойгу потребовал подготовить предложения по ее изменению», — отмечал Институт Гайдара.
Сокращение гособоронзаказа привело к спаду производства в оборонно-промышленном комплексе в 2019 году. По последним данным Росстата, в январе—июле 2019 года производство летательных аппаратов и космических систем — примерный ориентир для оценки гособоронзаказа в части крупных систем — сократилось на 41,5% к тому же периоду предыдущего года. После сильного роста на протяжении четырех лет впервые производство самолетов, космических кораблей и ракет рухнуло в 2018 году. Вице-премьер Юрий Борисов сообщал о спаде производства авиационной продукции на 12,7%, ракетно-космической — на 4,1% с 2017 года. Дополнительной проблемой является высокая закредитованность ОПК: в июле Борисов предложил списать 600–700 млрд руб. долгов военных предприятий перед банками.
Россия занимает шестое место по тратам на оборону в рейтинге Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). 60% мировых расходов на оборону приходится на пятерку стран с крупнейшими военными бюджетами: США, Китай, Саудовскую Аравию, Индию и Францию.
« Forbes назвал богатейшие семейные кланы России
Как живут члены комиссии по «западному влиянию» »
  • -2

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-1
Военные расходы СССР секретил, это да. Причем, шли на разные уловки, чтобы подавать заниженные данные, в ООН, например. Для этого была придумана даже целая отрасль промышленности — среднее машиностроение. Звучит очень скромно, но скрывалась под ней часть оборонки, непосредственно связанная с атомными технологиями. Все предприятия средмаша формально не относились к ВПК и СССР гордо козырял своими меньшими военными расходами по сравнению с «потенциальным противником». Ну и что, помогло? Безумная гонка за военный паритет с США привела к полному истощению сил и средств страны. Так что как не скрывай, а дурость все равно вылезет.
СССР был построен на вранье о светлом будущем, врал СССР вдохновенно и в большом, и в малом, врал внутри страны и снаружи, а нынешняя РФ копирует все худшее из СССР.
0
В российской секретной экономике есть и секретные олигархи. Есть еще теневая экономика, с теневыми олигархами, а есть у нас и видимая экономика, с видимыми олигархами, которые ничего не скрывая сосут некогда богатства народа. Вот это всё и есть российская экономика при Путине.
0
Все еще хуже. Те олигархи, которых мы знаем, вовсе не самые богатые и влиятельные. Явление олигархии заключается не только в богатстве, сколько в политических амбициях самого олигарха. Кое что нам известно об олигархе К Малофееве, чуть больше о Е Пригожине. А ведь именно они направляют свои немалые ресурсы на решение политических проблем, соревнуясь с государством. Причем характер этих решений сильно попахивает уголовщиной в международном масштабе.
0
Ну с государством наверное им соревноваться не приходится, потому как они и есть наше государство, просто те его представители, которые не часто мелькают на экранах. А так конечно согласен с Вами — международная уголовщина.
+3
«Скрытая часть», «секретные расходы». А в голову сразу лезут мысли, что это бюджет дербанят, вот до чего уже дошло.
+1
В СССР тык вообще было не поймёшь, где у нас секрет, а где уже не секрет
-1
Это точно. Именно поэтому нынешние правители так хотят вернуть советские порядки, но… без социальных гарантий и тп.